ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ

ФИЛИП ФАРМЕР # 6

 

Река Вечности (River of Eternity, 1983)

Глава 5

Ричард с Филлис задержались дольше, нежели предполагали, и теперь торопливо шагали мимо челноков и каноэ, мимо большого пирса, за которым стоял "Зуб дракона" -- военная галера девяноста футов в длину, мимо двух молов, между которыми высилась "Речная комета", вся в строительных лесах, кишащих рабочими. А за ней виднелось Дерево совета -- высокая сосна, росшая возле южного угла Замка. Под ее ветвями стоял громадный стол Особого совета.

Большинство советников еще завтракали. Опоздавших встретили веселыми приветствиями и вопросами о том, что их так задержало в постели. Блэк, не обращая внимания на подтрунивание, сел во главе стола и открыл крышку грааля.

--Сегодня боги не поскупились на завтрак! -- сказал он.-- Кофе, ветчина, яйца, два тоста с земляничным джемом. И большая сочная груша! Гораздо лучше, чем вчера, когда мне подсунули какое-то мерзкое какао и фрукты, перемешанные с овсяными хлопьями, жутко сладкими.

Блэк вытащил глубокие металлические тарелки и картонные упаковки, закрепленные внутри белого цилиндра, и выставил их на стол. Потом поднял вверх пачку, извлеченную последней.

--Твои любимые, Фил. "Лакиз". А у тебя что сегодня?

Филлис пошарила на дне грааля:

--"Кэмел". Махнемся?

--Давай,-- согласился Ричард.-- Тот, кто придумал эти автоматические судки-самобранки, мог бы установить в них какое-нибудь устройство, запоминающее мои любимые блюда, напитки и марки сигарет. Три раза в день я волей-неволей вынужден принимать, что дают, а потом долго и упорно искать желающих обменяться. Дурацкая система.

--На тебя не угодишь, Дик! -- откликнулся с другого конца стола стройный рыжеволосый молодой человек с орлиным носом, одетый в белую рубашку и широкие брюки.-- Ты будешь ворчать, даже если тебя вздернут на новенькой веревке.-- Он весело помахал в воздухе тремя большими коричневыми сигарами.-- Смотри сюда! Трижды в день я нахожу на дне грааля по три гаванские сигары. Это мистическое и счастливое число, а помноженное само на себя, оно дает девять -- еще одно число, любимое фортуной. Только не говори мне, что я получаю свои сигары чисто случайно! Ведь всем остальным марку курева меняют чуть ли не каждый день! Нет -- я любимчик богов, и все вы должны со мной считаться, а ты, Дик, обыкновенное ничтожество, безликий человек из толпы.

Все рассмеялись.

--Но это и правда странно,-- заметила Филлис.-- Насколько я знаю, кроме Сэма, здесь так никого не балуют.

--Ничего странного,-- отозвался молодой человек, закуривая сигару.-- Я родился под хвостом у кометы -- только, пожалуйста, без шуточек насчет звездных экскрементов,-- а всем известно, что это хорошее предзнаменование. Я не суеверен, конечно. Я просто осторожен. Не хочу ненароком обидеть Бога, которого, как я знаю, нет,-- или, по крайней мере, нет в нашем мире: возможно, он вышел в соседнюю вселенную позавтракать и вернется через десять эонов. Зачем рисковать? Я предпочитаю не заплывать в такие глубины. Мелководье -- это по мне.

Вы, конечно, можете сказать, что комета, наоборот, дурное предзнаменование. В конце концов, умер я как раз тогда, когда небесная метелка снова махнула хвостом через семьдесят лет. Но, по-моему, это совпадение чистой воды. Я же говорю -- я не суеверен. Просто невежествен. Или это одно и то же?

Он откинулся на спинку кресла, пуская дымные колечки.

--Ясное дело, именно тогда я и должен был загнуться -- ради вящего эффекта, понимаете? А кроме того, я говорил всем и каждому, что собираюсь оседлать эту комету и взлететь на ней в небеса. Не мог же я допустить, чтобы люди называли меня лжецом! -- Он усмехнулся.-- Я никогда не лгу.

--Сигары Сэма, безусловно, доказывают расположение к нему небес,-- сказал Блэк, обращаясь к Филлис.-- Или же ада. Как по-твоему?

--По-моему, ни того и ни другого. У меня насчет граалей своя теория.

Блэк отхлебнул глоток дымящегося кофе и начал расправляться с ветчиной и яйцами пластмассовым ножом и вилкой, которые тоже извлек из грааля.

--Ну-ну,-- сказал он, прожевав.-- Насколько я помню, ты считаешь грааль устройством, преобразовывающим энергию в материю?

Филлис кивнула и глянула через стол на Джейруса Чарбрасса, ожидая от него подтверждения. Конструктор космических кораблей из двадцать первого века, Чарбрасс, вооруженный знаниями передовой науки, мог обосновать ее теорию. Но, сдержанный по природе, не спешил высказывать свою точку зрения, пока его не спрашивали впрямую.

Был он красив, высок, хорошо сложен. Темная от загара кожа контрастировала со светлыми, отливающими бронзой волосами, а в зеленых глазах плавали золотые искорки, точно в немецком ликере под названием "Голдвассер". Он производил впечатление человека ленивого; его тяжелые, слегка монголоидные веки приподымались с неохотой, движения были замедленны и плавны.

В ответ на немой вопрос Филлис он, по своему обыкновению, молча кивнул. Выуживать из него какую-либо информацию приходилось чуть ли не силком. Однако внешность Чарбрасса была обманчива, ибо работать он мог круглые сутки напролет, и, когда все уже падали с ног, оставался свежим как огурчик. Да и во время чисто светских застолий говорил, как правило, без умолку, было бы кому слушать.

Чарбрасс оставался одним из немногих людей, о котором у Блэка так и не сложилось определенного мнения. Правда, у него было подспудное ощущение, что инженер двадцать первого века смотрит свысока на всех, кто жил в более ранние столетия, хотя тот ни словом, ни жестом этого не выдавал.

Познакомились они двенадцать лет тому назад, сразу после падения большого метеорита. Блэк отправился тогда в горы на разведку и почти сразу же наткнулся там на Чарбрасса. Момент был напряженный, ибо Блэк не задумываясь убил бы инженера, реши тот использовать захороненные глубоко в земле осколки упавшей звезды ради собственной корысти. Но Чарбрасс оказался человеком сговорчивым и готовым к сотрудничеству. А когда Блэк изложил ему свой план по добыче метеоритного никеля и железа, Чарбрасс сказал, что с радостью станет главным инженером проекта. Знания и навыки его, конечно же, были бесценны. Однако сам он оставался загадкой -- общительный, но несколько отчужденный, приветливый и все же скрытный, демократичный внешне, но аристократ до мозга костей.

Уступая безмолвной мольбе Филлис о поддержке, Чарбрасс, ласково улыбнувшись ей, заговорил:

--Твоя идея, Фил,-- единственное достойное внимания научное объяснение из всех, что я слышал. По-моему, все сверхъестественные теории вполне можно зарезать бритвой Оккама. Поскольку долина идентична Земле в смысле времени-пространства и энергии-материи и подчиняется таким же физическим законам, мы можем с уверенностью сказать, что живем в той же самой Вселенной.

Фил утверждает, что в 1940-е годы ученые уже умели создавать материю из энергии. В небольших масштабах -- из энергии получали всего несколько атомов и присоединяли их к молекуле углерода. Но это было лишь начало. К концу двадцать первого века мы научились преобразовывать энергию целых цепочек углеродных молекул аминокислот. Достижения последующих поколений мне неизвестны, но я полагаю, что они проводили и более сложные трансмутации.

Таким образом, вот вам первый шаг к созданию граалей.

Кроме того, Фил говорила мне, что в ее веке появился первый электронный микроскоп, способный сфотографировать атомы. В мое время техника позволяла нам воспроизвести в наглядном виде самое глубинное строение материи, даже временные частицы, рожденные столкновениями субатомных единиц.

Что получилось бы, если бы людям, родившимся после двадцать первого века, удалось объединить оба открытия? Возьмем наш грааль -- вот так.

Он поднял свой грааль за ручку и покрутил его взад-вперед. Все примолкли, ловя глазами солнечные зайчики, вспыхивавшие на безупречно гладкой поверхности цилиндра.

--Этот замечательный судок,-- лениво усмехаясь, продолжал инженер,-- представляет собой пустую емкость с тоненькими стеночками. Но если приглядеться, то можно заметить, что у него двойное дно -- не больше дюйма шириной и фута в диаметре. Можем мы допустить, что там находится миниатюрный и исключительно компактный сложный конвертер энергии-материи, который принимает энергию из какого-то источника или прямо из солнечных лучей и в который заложены "снимки" молекулярного строения еды, напитков и прочих вещей, что нам выдают трижды в день?

--Да, Джейрус, я могу это допустить,-- протянул Келли, черноволосый генерал регулярной телемской армии.-- Но почему там то бифштекс, то ветчина? Сегодня "Голдс", а завтра "Тейртонс"?

--Филлис считает, что в каждом граале есть нечто вроде электронного меню. Очевидно, там есть и приборчик, определяющий набор блюд по принципу случайного выбора. Он "вращается" и вызывает из "списка" определенный номер. А крохотный конвертер тут же принимается за дело: роется в файлах банка памяти, находит субатомные "снимки" каждого заказанного предмета, превращает энергию в материю, соответствующую "снимку" -- и пожалуйте, кушать подано!

--Да, но почему грааль может открыть только его владелец? -- спросил кто-то.

--На это можно дать много разных ответов,-- сказала Филлис.-- К примеру, грааль может быть настроен на биоволны, излучаемые мозгом владельца. Как только пустые тарелки наполняются едой, миниатюрный энцефалограф считывает данные, и крышка открывается. Как мы знаем, никто, включая и владельца, не в силах открыть грааль, пока в нем не появятся новые предметы.

--Чтобы мы не лезли туда руками, пока идет процесс преобразования? -- спросил Езекиил Харди, капитан "Зуба дракона".

--Совершенно верно,-- ответила Филлис.-- Иначе, если материя возникнет в том же месте, где находятся руки, произойдет взрыв, поскольку два предмета не могут занимать одно и то же пространство одновременно.

--Мне лично все-таки легче принять сверхъестественное объяснение,-- заметил Харди, бывший китобой из Нью-Бедфорда.-- Оно проще.

--Сверхъестественное непознаваемо,-- сказал Блэк,-- и освобождает нас от необходимости думать. В него можно только верить. Поэтому я предпочитаю естественную теорию. Она ставит перед нами задачи, которые мы, возможно, сумеем разрешить.

--Дон Кихот и ветряные мельницы,-- усмехнулся Харди.

--Ветер может дуть и в головах,-- отрезал Блэк, стиснув челюсти так крепко, что зубы скрипнули.

Харди покраснел. Филлис, желая предотвратить ссору, торопливо проговорила:

--Научная теория объясняет также наше воскрешение.

Китаец, сидевший рядом с Филлис, поднял глаза от чашки с бобовым супом. Этого плотного краснощекого молодца звали Це Чан. Возле его локтя лежала сплетенная из травы высокая коническая шляпа с загнутыми почти до верхушки полями. Он никогда не расставался с ней, так что шляпа стала таким же отличительным знаком китайца, каким для Блэка была его железная трость. Несколько лет назад Це Чана убила банда, которой не нравились его либеральные политические идеалы, и он объявился среди индейцев каюга и чероки, живших на берегу озера напротив Телема. Хотя индейцы взяли его в плен, Це Чан вскорости подружился с их вождем Деканавидахом, и китайца приняли в племя. Больше того -- он женился на правнучке вождя, став со временем правой рукой Деканавидаха, выучил язык ирокезов и английский, на котором общались люди, живущие на другом берегу озера. Сейчас он гостил у телемитов, смазывая дипломатические колеса для предстоящего совещания между Особым советом белых и вождями краснокожих. Они с Блэком надеялись заключить долговременный договор между двумя народами, хотя это требовало немалых усилий.

--Вы можете объяснить наше воскрешение, мадам? -- переспросил он, принужденный слушать разговор о материях, не разбираться в которых китайскому поэту и государственному деятелю одиннадцатого века было вполне простительно.

--Да. Представьте себе устройство, способное зафиксировать молекулярную структуру человека с момента его рождения до смерти. От такого устройства остается всего один шаг, хотя и довольно-таки длинный, до воссоздания человека с помощью конвертера массы-энергии. Я считаю, что те, кто поселил нас на берегах Реки, так и сделали.

Глаза Це Чана, удлиненные и блестящие, загорелись еще сильнее, а пухлые красные губы удивленно приоткрылись.

--Так просто, мадам?

--Это единственное объяснение.

--А как насчет нашей вечной молодости?

--Заслуга блестяще развитой гериатрии, мистер Це Чан. Или, точнее, науки о долгожительстве и омоложении. К тому же не забывайте, что те, кто умирает в долине, тут же воскресают где-то в другом месте. Что можно сделать единожды, нетрудно повторить.

--Но как были сделаны эти "снимки"? Как можно "сфотографировать" людей, живших двенадцать тысячелетий назад? Кто их снимал? И зачем?

--Господь Бог, мистер Це Чан,-- со смехом сказала Филлис.-- Я понятия не имею. Тут моя теория бессильна. Кроме путешествия во времени, мне ничего не приходит на ум. А это объяснение слишком фантастично, и я предпочитаю от него воздержаться.

--Я тоже,-- подхватил Чарбрасс.-- Никаких оригинальных идей у меня нет, но я считаю, что сдаваться не стоит. Возможно, в один прекрасный день нам удастся понять, каким ветром нас сюда занесло.

--Тем более что для разгадки есть несколько ключей,-- сказала Филлис.-- Само устройство жизни в долине явно антропоцентрично и указывает на определенный тип монокультуры, пытающейся навязать нам свои стереотипы. Возьмем, к примеру, содержимое граалей. Кроме еды, то есть необходимого, мы получаем сигареты, сигары, губную помаду, мыло и расчески. Мыло -- это понятно. Но с какой стати давать нам курево, спиртное и помаду? Разве это не свидетельствует о том, что наши воскресители тоже пользуются в обиходе подобными вещами и считают их необходимыми для мало-мальски сносной и беззаботной жизни?

--Помада поднимает тебе настроение, Филлис,-- заметил Блэк.

--Верно, и мне кажется, что никто, кроме людей, этого не поймет. А потому я считаю, что граали созданы не богами. Это творение человеческих рук.

--Простите, но я бы хотел кое-что добавить,-- вмешался Це Чан.-- Вкус этого бобового супа мне отлично знаком, и неудивительно: ведь я сам придумал его рецепт.

--Ага! -- торжествующе воскликнула Филлис.-- А потом он наверняка распространился по всему Китаю, и тот, кто создал граали, включил рецепт в меню!

--Не забудь также о нашей одежде,-- проговорил Блэк.-- Она везде одинакова, по всей долине. Для женщин -- лифчики, трусики, блузки и юбки. Для мужчин -- трусы, рубашки и брюки. И для всех -- кимоно. Никакой попытки одеть людей в соответствии с их национальностью или эпохой. Будь ты фараон Древнего Египта, австралийский бушмен, моряк елизаветинских времен, индийский крестьянин, эскимосский рыболов, троянский гоплит -- все едино. Все мы одеты в однотипные костюмы. Возможно, наши благодетели сами носят такую одежду?

Больше того,-- продолжал Блэк, слегка распаляясь,-- наши усы и бороды таинственным образом исчезли! Гладколицыми, как дети, мы пришли в этот мир и такими здесь остались. Похоже, люди, воскресившие нас, считают растительность на лице излишней. Но какого черта они навязывают нам свои пристрастия?!

--Ох, Дик, ты до сих пор не можешь простить им, что лишился своих свирепых усищ? -- рассмеялась Филлис.

--Пускай эти негодяи явятся перед нами во плоти! -- вскричал молодой человек с орлиным носом и густой рыжей шевелюрой, вскочив на ноги и размахивая горящей сигарой.-- Если у них, сволочей разэтаких, достало смелости вытащить нас из могил и засунуть в эту паршивую долину, почему они не осмеливаются сказать нам, кто они такие? Почему не признаются в содеянном?

Может, они раскаялись в том, что воскресили жалкий род человеческий? Поняли, какую ошибку допустили, но не хотят за нее отвечать? И поэтому просто слиняли, надеясь, что никто не найдет нас и не предъявит им обвинения в кровавом, жестоком, садистском, подлом, омерзительном преступлении против человечества? Почему они скрываются, а? Или эти надменные подонки прячутся от нас просто смеха ради? Чувство юмора у них такое, да?

Никто не пытался его успокоить. Сэма порой заносило; утихомирить его в такие моменты нечего было и думать -- его просто оставляли в покое, чтобы дать ему возможность выплеснуть накопившуюся желчь. Обыкновенно это был жизнерадостный и остроумный молодой человек с неизменной сигарой во рту, наслаждавшийся всем, что могла ему предложить Река. Но порой что-то вдруг задевало потаенную струну, и он взрывался негодованием, как ракета, пока в нем не иссякало горючее.

Обнаружив, что никто не выказывает желания с ним поспорить, Сэм пнул свой грааль ногой и зашагал прочь, жуя на ходу сигару и заложив руки за спину, хмуро зыркая из-под кустистых бровей в надежде отыскать жертву, на которую он мог бы обрушить свой гнев.

Напряженную тишину внезапно прервала отдаленная барабанная дробь с западной стороны. Все тут же забыли про Сэма и стали вслушиваться в сообщение от агента РА, находившегося на территории Мюреля.

продолжение следует...

На этом сайте вы можете прочитать биографию писателя, а также некоторые его произведения. В гостевой книге оставьте, пожалуйста, свои замечания и пожелания, предложения. www.philipfarmer.narod.ru

Если у вас есть какая-нибудь информация о Фармере или его произведениях (фотографии автора, обложки, рассказы ), присылайте их мне по почте. Буду очень вам признателен. spm111@yandex.ru

 

Вы пробовали себя в роли авторов? Присылайте нам свои произведения по адресу spm111@yandex.ru и мы опубликуем их в наших рассылках Читального зала.

Есть Возможность коммерческого издания Ваших произведений.

Яндекс цитирования